Поиск

 

Мы в социальных сетях

Полезная информация

Культура РФ

Оценка качества услуг

Полезная информация

Наши акции

Тотальный диктант в Костроме
 

Опрос

Цель Вашего посещения библиотеки

«В тылу Костромского района»

Из воспоминаний Ухиной Нины Александровны о Родине с. Мисково и Жарки, затопленных в 1956 году.

Материал предоставила двоюродная внучка Ухиной Н.А. ученица 7 класса «г» лицея № 17 г. Костромы Коновалова Анастасия.

Из воспоминаний о селах Мисково и Жарки Костромского района в военные годы (1941-1945).

«…В начале войны мужчины ушли на фронт, председателем колхоза избрали Власичева Александра Ивановича (пожилой, умный, опытный крестьянин, проработавший на этом посту всю войну до смерти 17.04.1945 г.). В колхозе остались женщины и подростки. Во время войны, как и всем, в колхозе было трудно, но трудились дружно, с песнями, ничего не получая. В первую очередь выполнялись госпоставки. В колхоз поступил скот из Смоленской области, размещали по дворам колхозников. После освобождения Смоленской области скот возвратили обратно. В колхозе и так было мало трудоспособного народа, но ежегодно выделялась по разнарядке «трудгужповинности» рабочая сила на заготовку и сплав леса, а также на скирдование сена, в основном молодежь. На период ВОВ лесозаготовительный и сплавной участок имел 70 человек кадрового состава рабочих, которые имели бронь по мобилизации на фронт и сезонной силы «трудгужповинности» до 1500 человек. Выполнялись специальные задания Правительства по заготовке крепежного леса и лыжной болванки для фронта. Трудились без выходных. Вторым лесозаготовительным участком был лесоучасток Костромского местопа, который заготовлял лес для местной промышленности и сдавал в сплав сплавной конторе. В ВОВ производили заготовку леса и самозаготовители – маслозавод, спиртзавод и др. Руководили участком начальник Шиханов Алексей Иванович, бухгалтер Замараева Антонина Павловна.

Правление колхоза с с/советом определяли постоянные группы из молодежи по выполнению обязательств, трудгужповинности: на лесозаготовку и сплав не менее 50 человек, на заготовку сена 50 человек, на рытье окопов возле Шунги (стояли в Тепре), в Ярославль, на разработку торфа в Космынине. На этих работах им давали немного денег и хлеба 400-800 г., а в колхозе ничего не давали. На лесосплаве работали до заморозков (часто приходилось заходить в ледяную воду по пояс и сталкивать застрявшие бревна, т.к. сплавляли моль), а зимой пилили лес по заданию гужповинности и сплачивали плоты.

Было очень трудно с продовольствием и с рабочей силой. В первое время войны ходили что-то менять в Любим, Закобякино, но потом и менять стало нечего. Старались на всем экономить: сушили скорлупу, ездили на крахмало-паточный завод в Кострому за выжимками, дурандой, собирали колоски, сушили и на жерновах мололи. Пекли так называемые «барденики». Колхозники в войну не оставляли ни одного клочка не прокопанной и не засаженной земли. Колхоз менял сено на семена пшеницы, овса, картофеля, чтобы выполнить госпоставки. В каждой бригаде закреплялись после окончания учебы группы подростков с 10-15 лет, они не отставали от взрослых и работали на прополке, сенокосе, вязке снопов, на лошадях и быках.

Помогали фронту и личным вкладом. Подписывались все на государственный заем, на строительство танка (кто мог).

Плохо было и с мылом. Денег не было и при приготовлении бани, делали щелок в бочке из золы, ставили в печку чугуны с бельем, пересыпая золой, и так спасались от чесотки и вшей. Как бы ни было трудно, но жизнь шла. Молодежь осенью и зимой устраивала вечеринки, танцевали кадрили, пели и сами сочиняли частушки про фрицев, ждали женихов. Через сельпо выдавалась вата для вязания. Вязали для фронта шерстяные носки, варежки, вышивали платочки, кисеты и наполняли их табаком-самосадом. Сдавали в с/совет для отправки на фронт, да и лично отправляли, имея адреса. 

   

Меня мать в начале войны отозвала из техникума, где я училась и определила в контору лесоучастка счетоводом. Каждый выходной день вместе с Надей Коточиговой ходили в лес на обрубку и сжигание сучьев. На сплавном участке было свое подсобное хозяйство, где работали эвакуированные с Ленинграда и Москвы, которые зимой вязали вещи для фронта и сдавали в с/совет. На лесоучасток кроме Мисковских и Жарковских со всего региона мобилизовывалось до 1500 сезонников, которых размещали по квартирам.
Уходили на фронт и добровольцы. В 1942 г. ушли девчата 1921-23 г.р. Кирьякова Лидия, Ширшова Аня, Зобовы Нина и Маша, Анронова Шура, Дарьюшкина Лида, Ширшова Александра. Приходили похоронки, очень плакали, но не падали духом, все исполняли, возражений не было.

Из нашей семьи на фронт ушли четверо мужчин, все они не вернулись:

  • Денисов Арсений Павлович (умер от ран 19.07.1942 г.);
  • Денисов Алексей Павлович (погиб в море в феврале 1943 г.);
  • Денисов Константин Павлович (пропал без вести в декабре 1941 г.);
  • Денисов Николай Павлович (пропал без вести).

Из нашей семьи единственной, кто вернулся с фронта, была Денисова Евдокия Павловна.

Из 255 ушедших на войну в селе Мисково не вернулись 185 человек…»

Вечная им память!!!

Ухина (Денисова по папе) Нина Александровна.